Главная Диалоги ДИАЛОГ 1. Цифровая эпоха – от потребителя к бизнесу (С2В)

ДИАЛОГ 1. Цифровая эпоха – от потребителя к бизнесу (С2В)

от Редакция

Открывает цикл ученый и бизнесмен, автор ряда материалов, публикуемых в настоящем издании, доктор технических наук,  профессор Университета ИТМО, Председатель Экспертного Совета  АНО «НЭКС» Самуил Горелик (далееС.Г.).

Ведущий:

Как Вы относитесь к консерваторам?

С.Г.:

Позитивно!  Они, в общем-то, отражают мнение достаточно большого количества людей. Я не считаю всех консерваторов плохими, наоборот считаю этот признак положительным. Революционеров, наоборот, я не очень уважаю. И это следует из тех научных знаний,  которые я получил за свою жизнь. Революционеры несут разрушения и увеличивают энтропию, а консерваторы энтропию пытаются сохранить и даже уменьшить совершением работы. Поэтому роль консерваторов мне кажется позитивной. Я не хотел бы быть революционером.

Ведущий:

Технологии настолько облегчили нашу жизнь, что мы стали зависимы от них. На какие же уловки идут создатели программ и приложений, чтобы знать всё о своих пользователях и как обезопасить свою личную жизнь??

С.Г.:

Да, действительно, примеры не только интернета,  но и нашей обычной  жизни напоминают о том, что можно проследить тебя практически от рождения вплоть до сегодняшнего дня. О тебе знают все, вплоть до того, где ты был, с кем ты спал, куда ходил, и в каких магазинах что покупал.

Значит, речь идет о двух вещах.  Первое — это индивидуальная слежка. Тогда я категорически против. Либо это статистический  анализ, который могут организовать некие люди (например, торговые или коммерческие структуры) для   того, чтобы с его  учетом оценить в среднем массовые интересы.  Это один из подходов адаптации общества к индивидууму. То есть, общество предлагает человеку какие-то услуги, какие-то продукты и эти, так сказать, возможности, но она предлагает их с учетом неких его особенностей поведения и с учетом среднестатистического понимания  как его личные свойства связаны со среднестатистическим поведением похожих людей. В этом смысле нет персонификации.  Я считаю, что такое наблюдение в принципе не противоречит закону, то есть, в принципе если эти данные не используется как личная, и, так сказать, персональная информация и   этим не злоупотребляют,  то есть, не передают третьим лицам и т.п. Ничего страшного.

С другой стороны, я сам проповедую немножко другой подход. Точнее я разрабатываю и использую  другой подход к тому, чтобы эти данные получать. Я считаю, что весь мир состоит, грубо говоря, из двух больших составляющих.  Первая составляющая — это те, кто хочет чтобы о них знали. Это люди, которые охотно идут на контакт, вступают в различного рода клубы, сообщества. Они, например, готовы показывать свои фотографии в публичном пространстве, обсуждать свое поведение, свои чуть ли не полуинтимные привычки,  и так далее. Эта часть человечества вполне большая, вполне, разумная, вполне сознательная и сознательно идет в сеть и сознательно идет в интернет.  Другая часть людей, привыкла всего бояться, пугается слежки, считает, что любая слежка кончается неприятностями. Это люди, которые не хотят чтобы о них знали, у них есть, как бы сказать точнее,  старые фантомные боли и на самом деле, эти люди защищают свое приватное пространство.

Эти две категории людей, это два разных полюса разных возможностей и общения. Поэтому мы в своих системных разработках которые проводятся под, так сказать, обобщающей научной дисциплиной, называемой цифровое естествознание, стремимся выделить ту категорию людей, которые хотят сами развиваться, которые хотят развиваться в общении, хотят рассказать о своих предпочтениях для того, чтобы поставщики (то есть, те же члены клуба, но с другой стороны) знали  как и  где предоставить им те услуги, те возможности которые они хотят.

Вот, собственно разница. Один подход  называется Big Data, когда ты собираешь данные обо всех, анализируешь, выделяешь закономерности и  усредняешь их. Второй подход – Smart Data. Его можно сравнить с подпиской на какой-нибудь сервис. В результате составляется индивидуальный портрет клиента таким, каким он сам себя видит. Это два разных подхода, и я считаю, что они оба имеют право на существование, оба взаимодействуют.

Ну а  общественное  мнение, которое кем-то разделяется, естественно зависит от личных предпочтений. Ну что делать, ну так и будет. Каждый работает в своем сообществе. Кто-то кого-то себе перетянет когда-нибудь…. ведь впрочем те, кто в молодости были революционерами, с возрастом становятся консерваторами. Это достаточно хорошо известно. Поэтому, ну что ж, молодость — это то, что довольно быстро проходит….

Ведущий:

Люди, которые считают что слова и возможность трансляции информации нужны для того, чтобы прятаться, скрывать свои мысли и, вообще, скрываться. Интернет придуман для того чтобы я мог под «никнеймом» реализовать свои комплексы. Если мне не удалось реализоваться в жизни, ничего не добиться, то в интернете я всем за это мщу. Это огромная масса пользователей интернета.

С.Г.:

«Язык дан не только, чтобы высказывать свои мысли, но и для того, чтобы скрывать!» Это замечательная мысль одного из лучших дипломатов всех времен и народов Талейрана-Перигора озвучена в первой половине 19 века.     Интернет – это тоже источник информации, но для каждого сообщения есть свой получатель, которому информация адресована.   Одна и та же информация для одного получателя полезна (добавляет знания), а для другого — вредна (разрушает его знания). Месть тут ни при чем. Негативная информация, всплывающая в Сети, должна преодолеваться разными способами, в том числе, знаниями, а, в некоторых случаях, медициной и правоохранительными органами.

Ведущий:

А что является золотой серединой в Интернете? Какой стиль общения Вам кажется наиболее адекватным?

С.Г.:

Во-первых, о середине. Это не золотая средина, это  «золотая медиана». Название «медиана» тому, кто хоть немного знаком со статистикой, говорит о многом. Например, что средние оценки не работают на относительно малых выборках с большими краевыми выбросами.  И  потому классическое усреднение здесь ничего не даёт.  

Медиана помогает оценить ситуацию, даже, если у тебя очень небольшая выборка.  Можно оценить достаточно репрезентативно. Как правило, мне дела нет до «средних значений по большой больнице» или по большому сообществу.  Нужно брать отдельные, небольшие выборки, на которых  вычислять  медианную оценку. Вот каждое сообщество, которое  относительно мало по сравнению со всем человечеством, то есть,  небольшая выборка и по ней получена некая медиана оценок мнений  (не среднее — это большая разница). Медианная оценка исключает крайние выбросы,  то есть, разница между средними и медианными в том, что среднее очень зависит от «эксцессов», то есть от крайностей,  а медиана от них независима (устойчива).

Для бизнеса  медиана важна. И это, так сказать, определяет отношение к интернету: медианные оценки, в первую очередь, для бизнеса, а крайние мнения нужно учитывать в социологических исследованиях, или медицинских целях (для психиатрии). Конечно,  надо учитывать крайнее мнение —  это мнение статистических меньшинств. Мы все, на самом деле, участвуем  в каком-то аспекте нашей жизни в каких-либо меньшинствах. В жизни существует сообщества, которые трансграничны благодаря интернету. В них люди собираются для того, чтобы заниматься каким-нибудь делом. В интернете сейчас делается почти все, кроме чисто физиологических вещей.

Люди, которые живут в интернете – живут одновременно в нескольких сообществах. Причем,  в отличие от государств, которые  тщательно охраняют свое гражданство  (запрещают или,  по крайней мере, ограничивают возможности людей жить сразу в нескольких государствах) в интернете — это массовое явление: один и тот же человек является покупателем интернет-магазина, заказывает услуги и продукты в интернете или делает еще что-нибудь полезное.

Большинство пользователей интернета регистрируются  там часто под разными именами. Можно прикинуть,  что «этих интернет-людей» резко больше население земного шара. Это тоже можно понять и, что самое интересное, есть люди, которые в некоторых сообществах ведут себя открыто, то есть, не скрываются, то в других они же скрываются. И дай им бог счастья и свободы это делать.

Значит, с точки зрения взаимоотношений между людьми, как бы устанавливаются отношения  покупателя и продавца. Есть поставщик и получатель информации. Есть несколько посредников, которые несут  от покупателя к продавцу информацию о том, что хочет покупатель, а покупателю, что может встречно предложить производитель. Это два встречных информационных потока. Но таких потоков много. В интернете много пересекающихся сообществ (я называю их множествами). Вот эти потоки встречаются, и принимается  решение, которое приводится в исполнение.

Собственно, разработкой концепции такого сообщества, основанного на информационном  взаимодействии объектов и множеств этих объектов, мы занимается. То есть, аналитикой, которую мы называем Вig или  Smart Data. Это, как я упоминал выше, два разных  подхода. Один более деструктивный,  а другой более  конструктивный.

Первый из них  заключается в том, что «наблюдатель» пытается выявить в каких сообществах люди одновременно участвуют, как они там себя ведут, что они делают, без их предварительного согласия. Например, отслеживается их геопозиция, совершаемые покупки и даже просто запросы на сайтах интернет-магазинов. На основе полученных данных делаются выводы о характере, привычках и предпочтениях конкретного человека. То есть,  цель —  узнать про него больше информации, получить побольше компромата, понять как можно воздействовать и повлиять на политических  выборах, на поведение, покупки.  Это мне  не нравится, хотя это неизбежно будет. Но есть другой подход — создать человеку комфортную, удобную жизнь,  дать ему, то что он хочет, что ему нужно и это то, чем должны заниматься, собственно говоря, поставщики продуктов и услуг, и так далее.

Это то, чем занимается вторая часть рынка. Все делается совместно с потребителем. Он участвует в формировании своей личной потребительской корзины. Так вот, я с этой второй частью согласен, а  с первой частью я не согласен,  хотя сделать, наверно, мы вместе можем только одно: больше заниматься второй частью. Вот и все.

Ведущий:

Как использовать интернет для вовлечения людей в социально-экономические процессы?

С.Г.:

Для этой цели существуют «краудфандинг» и «краудсорсинг». Интернет-сообщество сегодня создало свою собственную систему ценностей. В каждом сообществе  своя ценность, которые  поддерживается всеми членами этого сообщества.

Поэтому такие инвестиции в ценности этого сообщества опираются на законное право каждого человека в любой стране и можно  не обращать внимание на формальные стороны. Когда ты говоришь о финансовых инвестициях — там может быть действительно нужно более строго следить за законодательством. Но, на самом деле, краудфандинг и краудсорсинг подразумевают далеко не просто финансовое участие, но и личное участие в разработке и продвижении.  И, даже, ещё раз повторяю, для финансовых вливаний со стороны частных лиц, создаваемыми совместно членами сообщества, вполне реализуемые в международном формате  юридические международные правила существуют и они позволяют это сделать, невзирая на законы отдельных стран потому, что эти страны подписали международные соглашения, которые давно существуют. Эти достаточно хорошие формы взаимодействия, они есть и нас ограничивать не будут. Мы можем заниматься краудсорсингом и   краудфандингом, даже в рамках системы «Магеллан» и очень хорошо использовать юридические возможности,  которые предоставляют   международные правила.

Ведущий:

Что такое цифровое естествознание?

С.Г.

Название это уже существует несколько лет, даже  может быть  гораздо больше чем кажется. Вообще слово «цифровое»  связано с появлением цифровых процессов. Противоположные им, так называемые, аналоговые процессы существовали всегда и вместе. Это является следствием того принципа двойственности, которые сегодня стал предметом достаточно четких формулировок физики и математики, в которых четко видны единство и различие  между аналоговыми и цифровыми процессами. Бог создал числа. Это он создал в виде законов природы и, соответственно, мы являемся теми кто исполняет эти законы, хотим мы этого или не хотим.  Движение планет связано с числами, процессы  в атоме связаны с числами, и  было это давно.

Цифровые методы в геометрии, в строительстве и везде – использовались еще в известных древнегреческих работах известных философов. Таким образом, переход в современную, так называемую, цифровую сферу — это просто один из внешних признаков усиления одной из составляющих нашей жизни. То – есть, на одном этапе можно сказать доминируют цифровые представления, оперируют  лучше цифрами. На другом этапе доминируют аналоговые, которые выражают какими-то не числовыми,  может даже более гуманитарными образами. И на, самом деле, человечество часто меняет свои предпочтения.  Но природа от этого мало меняется.

Сначала было слово и слово было известно «от кого». Но слово уже несло информацию и, поэтому, все, что мы сейчас превращаем в «игры разума», то есть  в цифровизацию,  так до этого у нас была индустриализация, еще была коллективизация. Чем все это кончалось? Кончалось вполне целочисленными убийствами, и каждая эпоха приносила свои жертвы. Эти жертвы вполне считаются количественно, независимо от того «гуманитары» или, так сказать, не «гуманитары» проводят вот эти революции. 

 Я считаю, что процесс развития общества идет по такой вот скачкообразной системе и сегодня мы вышли на те процессы, которые позволяют, наверно, перейти нам на новые формы общения, то есть, минуя границы государственные, минуя расстояние, мы общаемся, сидя в разных странах. Мы можем создавать новые теории, новые приложения этих теорий и вот, собственно говоря, сверх тех знаний которые мне удается сейчас обобщить,  я попытался назвать это «цифровым естествознанием», хотя безусловно это только название, которое я сформулировал, насколько можно сказать, в 2005 году.  И с тех пор я вижу что этот процесс достаточно хорошо поддерживается. А, вообще, лет тридцать-сорок назад появились работы, которые назывались цифровое телевидение, цифровая оптика, цифровая голография, и тогда тоже непонятно что было до этого? Какая там была оптика и  голография и так далее. А слово «цифра» и («цифровое») стало очень популярным. Все знают, что даже черный квадрат Малевича кто-то пытался описывать  золотым сечением, числа Бернулли, числа разного рода из теории чисел,  разного рода, в общем, все эти законы существовали всегда. Вот собственно говоря, чем я занимаюсь – это тем, что пытаюсь установить правила, которые нас связывают в этом мире. Как правила, основанные на законах природы, переходят в прикладные исследования и как эти прикладные исследование реализуется  в общественной жизни, потому что, бизнес это тоже часть общественной жизни. И технология — часть общественной жизни.  Но и другие сферы нашей жизни  должны учитывать науку. Ну а моя задача, и то что я реализую в своем бизнесе — это построить наукоемкие инновационные технологии, но четко основанные и не противоречащие по крайней мере фундаментальным знаниям. Вот эта задача, которую мы решаем группой людей, которые стали моими соратниками, партнерами, друзьями. Мы очень много этим занимаемся уже несколько лет. Еще не фабрику, но кухню инновационных проектов построили. 
Начали уже что-то продавать с этой кухни. Есть несколько примеров хороших, о которых, может быть, в будущем здесь расскажу. 

Похожие статьи

Оставить комментарий

Подписаться на новые комментарии на e-mail. Вы также можете подписаться без необходимости комментировать.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.